sandy_cat: (Default)
Просто выписки, что показалось любопытным:

Часто забывается, что русская классика, в отличие от классики любой из западных культур, создавалась в сравнительно короткие сроки. От Данте до Гоцци и Гольдони прошло пять веков. От Шекспира до Диккенса — три. А от «Капитанской дочки» до «Анны Карениной» — всего 40 лет.
Французы времен Мольера даже не задавались вопросами, которые стали волновать их при Гюго. На Западе за несколько столетий литература успевала вместе с обществом преодолеть тяжелые испытания и утратить интерес к проблемам, которые еще вчера казались неразрешимыми. Жизнь неоднократно менялась на глазах у писателей и читателей.
Русская же классика расцвела буквально на глазах у двух-трех поколений, которые существовали в сравнительно близкой реальности, не потрясенной пока ни мировыми войнами, ни революциями. Дворянину XIX века было гораздо проще понять собственного прапрадеда, жившего столетием раньше. Они сходным образом видели мир и почти одинаково отвечали на похожие вызовы времени.


Мы остановились на нескольких, наиболее известных нашим современникам текстах конца XVIII — первой трети XIX века — времени, когда и была завязана пуповина русской классики )
sandy_cat: (Default)
Рассказывали, что вышел он прямо из волн Полуночного моря и что зачала его их ледяная, яростная безбрежность, а на свет выпустила обрюхаченная морем утопленница.
Рассказывали, что вышел он из Пустошей Тревоги, где возник как плод чьей-то нечистой мысли, непохожий на другие Тени. Непохожий, ибо во всем подобный человеку.
Говорили, что был он сыном Хинда, бога воинов, зачатым со смертной женщиной во время одного из странствий бога по миру в облике бродяги.
Говорили, что породила его молния, убившая стоявшую на дюнах Сикрану Соленый Ветер, дочерь великого мореплавателя Стигинга Кричащего Топора. Стояла та на прибрежном камне, одинокая в бурю, высматривая на горизонте паруса корабля своего любимого. Мертвая, выпустила она в мир огнь и воителя.
Говорили, что появился он прямо из ночи, едучи на огромном, словно дракон, коне, с ястребом, сидящим на плече, и волком, что бежал рядом.
Говорили разную ерунду.
Было же все совсем иначе.
Правда такова, что выплюнули его звезды.


Польская фантастика пользуется заслуженной славой литературы качественной и интересной, так что всякое новое имя, для меня лично, это повод познакомиться с автором поближе. Не разочаровалась и в этом случае.

Завязка: человечество наконец-то встретило в глубинах космоса разумный антропоморфный вид, находящийся примерно на раннесредневековом уровне развития. Даже не Арканар, чуть раньше. Мудро решило не вмешиваться, но исследовательскую станцию в глуши оборудовать. Через некоторое время команда ученых со станции перестала выходить на связь, так что на разведку (и в целях зачистки возможных эффектов от случайного контакта) на планету десантируется подготовленный специалист, экипированный в соответствии с местными условиями и внешне неотличимый от аборигенов. Разведка, зачистка и эвакуация выживших - именно в такой последовательности и поставлены перед ним задачи.

На этом научно-фантастическая часть заканчивается и начинается часть фэнтезийная - с магией, чудовищными порождениями туманов, песнями богов и грядущей божественной войной. А также попаданчество во весь рост - неплохо прописанное попаданчество (я не особенный знаток, но мне так показалось).

Ярко, захватывающе, со множеством аллюзий и культурных отсылок. С не совсем пока понятной, но любопытной параллельной повествовательной линией - местный принц в изгнании, цивилизованный юг пал под властью зловещей теократии, и варварский север должен стать пристанищем юноши, скрыть его от врагов. Язык хороший, перевод. Однако это только первая часть то ли трилогии, то ли тетралогии - и оканчивается на самом драматичном месте, как-то даже в стиле Стругацких оканчивается. Всяческий Босх и интересные вопросы этики присутствуют.

Буду ждать продолжений, кое-какие догадки у меня уже есть.
sandy_cat: (Default)
Это одна из самых пугающих идей, как мне кажется. Представьте, что вы крепко зажмурились и вам остались только осязание и слух. Рядом кто-то или что-то неведомое, чужое. Открыть глаза нельзя - даже мимолетный взгляд на это неведомое сводит с ума и заставляет убивать окружающих и себя. Выход один - добровольное погрузиться во тьму, испытывая животный ужас от того, что привычный мир тебе больше не принадлежит.

Именно так и живет героиня книги Мэлори - вот уже четыре года она двигается на ощупь, ориентируясь по звукам и запахам. Она уже давно не видела ни неба, ни деревьев, ничего. Все ее родные и друзья мертвы, а на руках двое малышей, чей слух она тренировала с рождения. Им втроем предстоит сделать последний рывок - чтобы добраться до безопасного убежища нужно сесть в лодку и проплыть по течению несколько миль. Но в мире, где нельзя открыть глаза, эта задача может оказаться невыполнимой. Да и неизвестно, существует ли еще это безопасное убежище, или его обитатели давно погибли, а планета захвачена тварями, от которых нигде нет спасения.

Основное действие чередуется флешбэками, рассказами о жизни до и непосредственно после катастрофы. Мы узнаем, как вышло, что героиня осталась одна и куда она направляется, узнаем много чего еще. Иной раз некоторые натяжки заметны, но атмосферно до жути. Книга хороша или плоха в зависимости от того, на чем сосредоточить внимания. Если выискивать недочеты и промахи, цепляться за логику, то читать не стоит. А вот представить себя в такой ситуации, дать волю эмоциям… Это может оказаться очень интересно.
Спойлер: о тварях мы ничего не узнаем. Возможно, это и к лучшему, так гораздо страшнее.

Прочитала за один вечер, потом боялась ходить в темноте.
sandy_cat: (Default)
В половине пятого утра, когда она приступила к работе, было еще совсем темно. Морозный воздух обжигал лицо, а железная рукоятка насоса пронзала ледяным холодом даже сквозь рукавицы, и руки отчаянно ныли, пока Сара перекачивала воду из подземной тьмы в подставленное ведро. Что ж, день предстоял нелегкий и долгий, и он только начинался.
А кругом царил покой. В загонах на холме ютились овцы, на живой изгороди пушистыми шариками нахохлились птицы. В кустах прошуршал еж, пробираясь в опавшей листве. В свете звезд поблескивал ручей в каменистом русле. Ниже по склону, в хлеву, коровы, шумно дыша, выпускали клубы душистого пара, а в свинарнике под брюхом у матки сгрудились поросята. На своем тесном чердаке миссис Хилл и ее муж, умаявшись за день, спали глубоким сном без сновидений. Двумя этажами ниже, в хозяйской опочивальне, под стеганым одеялом посапывали мистер и миссис Беннет, неподвижные, будто два холмика на погосте. Юные леди, все пять, спали в своих кроватях, видя сны, какие полагается видеть юным леди. И над всем миром сияли звезды, лили свой холодный свет на сланцевые кровли, и на мощеный двор, и на флигель, и на кусты, и на небольшой пустырь позади лужайки, и на выводок фазанов, и на Сару, одну из двух лонгборнских служанок, которая успела накачать полное ведро воды, оттащила его в сторону, подула на распухшие ладони, а потом подставила под струю второе ведро.


Исторические романы играют с нами дурную шутку. Потому что даже если их герои и не принадлежат по рождению к высшему обществу, то частенько стремительно делают карьеру или волей случая оказываются вознесенными на вершину. И для этого есть серьезные основания - неординарная жизнь неординарных персонажей потенциально динамичней, чем судьбы простых обывателей, чьи самые серьезные потрясения связаны с разбитой чашкой или спором с соседями.
Само собой, это неправда, и романы о жизни обычных людей бывают и гораздо интересней героических - но они как правило посвящены жизни наших современников.

Я не особенная поклонница Джейн Остин )
sandy_cat: (Default)
Для тех, кто хочет лучше представить себе сцену, на которой в дальнейшем развернулись описанные в этой книге ужасные события, сообщаю следующее. Деревня Олдбери Касл расположена в живописной сельской местности примерно в восьмидесяти километрах к юго-западу от Лондона, на меловой возвышенности, и окружена лениво текущей рекой с одной стороны и пологими, поросшими лесом холмами с трех остальных сторон. Место это довольно глухое, труднодоступное – попасть в деревню можно только по петляющей разбитой проселочной дороге либо доехав на поезде по Саутгемптонской ветке до деревянной платформы, которая гордо именуется здесь станцией, и прошагав отсюда километра полтора на запад пешком. Никакого вокзала, вокзальчика, сарайчика или хотя бы билетной кассы здесь нет и в помине, просто щелястый деревянный помост, от которого начинается белая петляющая тропинка, ведущая через лес к деревне.
Если и был где-то здесь упоминаемый в средневековых хрониках замок, то он давным-давно исчез, не оставив после себя никаких следов. Ведущая от платформы тропа пересекала реку по построенному через нее каменному мосту, затем шла по лугу – большому, густо заросшему темно-зеленой травой, на краю которого виднелись первые деревенские дома. На лугу паслись овцы, а примерно в центре луга росли три огромных старых каштана, в тени которых белел каменный крест четырнадцатого века – раньше такие кресты ставили на рыночных площадях...


Чем дальше, тем больше этот цикла напоминает мне "Записки о Шерлоке Холмсе" - и стилистикой повествования, и образом юного героя. Только с призраками, а призраки могут быть и вполне реальны, и чересчур метафоричны, в зависимости от ситуации.

Четвертая книга цикла понравилась мне куда больше третьей. А заодно и вернула уверенность, что запланированные продолжения будут написаны не зря. Казалось, предыдущая история чересчур сфокусировалась на подростковых переживаниях, но герои встряхнулись, повзрослели и вышли на новый уровень. Да и злодеи вышли на новый уровень, и неприятная правда об устройстве мира, где работают "Локвуд и Компания", привносит в сюжет и глубину, и нерв.
Я напрасно сомневалась, Страуд по-прежнему великолепно умеет писать серьезные вещи.
Все-таки, быть хорошим детским писателем очень трудно.
sandy_cat: (Default)
Ффорде создает удивительные миры - оригинальные, интересные, неожиданные. Они всегда больше, чем просто фантазия, просто поле действия для героев. Вот и здесь - мир, из которого уходит магия. Незаметно утекает, как песок сквозь пальцы. И тот, кто еще совсем недавно был могущественным волшебником, повелевал молниями и двигал континенты, уже не внушает былого трепета. А над волшебниками простыми и не хватавшими звезд с неба начинают откровенно потешаться. Магический бизнес приходит в упадок - даже канализационные трубы прочищать и то не зовут. И если ты пытался делать на этом карьеру, то вместо процветающей корпорации у тебя на руках оказывается кучка слабоумных стариков и старух с дурным характером - и тебе приходится изо всех сил изворачиваться, чтобы прокормить эту пеструю ораву, оплатить счета, уладить бюрократические вопросы...

Фэнтезийная составляющая этой книги крайне мала - так мала, что даже обескураживает. Это произведение о любви - к людям, к природе, ко всему хорошему, что может создать человек. О дружбе, о бескорыстной помощи, о добре и зле в самых разных проявлениях - и о том, как ложь обращается против тех, кто пустил ее гулять по свету.

Место действия довольно забавно - представьте, что вместо единой Британии до наших дней сохранилось множество мелких королевств. Вот сразу и колорит, и отпечаток истории.

Ничего не пишу про героиню, потому что не очень ее поняла. Но, мне кажется, она и сама себя не очень пока поняла. Просто хорошая. Понравилась.

Что мне не понравилось, так это перевод. Не ужас-ужас, конечно, но так себе. Лучше тоже видали. Кое-где откровенно избыточен, кое-где явственно проглядывает калька с английского. Но я рада, что Ффорде снова издают. Насколько понимаю, есть уже три книги цикла, хотелось бы почитать.

"Clay"

May. 11th, 2017 01:24 pm
sandy_cat: (Default)
По роману Дэвида Алмонда. Действие происходит на северо-востоке Англии (по книге - в Феллинге, по фильму - в Тайнсайде; не знаю, в чем причина такого изменения), в 1965 году.



Попавшийся мне на глаза зрительский отзыв характеризовал этот фильм как "добрую рождественскую историю". Конечно, я знала, что сюжет картины к Рождеству никакого отношения не имеет, но все же ожидания были соответствующие.

Что сказать, это "добрая рождественская история" о борьбе хтонических начал, сотворении человека и ангеле, жестоком, каким могут быть только ангелы. Ну и, конечно, про мальчика-алтарника из католической церкви, по соседству с которым поселился весьма странный парень "с проблемами".

Наверно такой пересказ выглядит слегка безумно – оно и есть безумно, и даже не слегка. Но это отличный фильм, увлекательно-реальный и значительный. А еще страшный, эмоциональный и неожиданный – и я чувствую, что уже перебираю с эпитетами.
Не хочется обзывать это "историей взросления" – хотя тема инициации и подготовки к взрослой жизни здесь вполне присутствует. А также присутствуют отчетливые религиозные мотивы и аллюзии. Но, несмотря на всю эту надстройку (или благодаря ей, не знаю – именно так сказал бы главный герой картины), это отличный фильм, оставляющий свой след.

В общем, жил-был мальчик, и получил он приключений духа на полную катушку. И захотел никогда больше не быть обычным.
Будьте как этот мальчик.

От начала до конца я эту историю рассказал впервые. Пытался проговорить вслух, как посоветовала Мария, начать с самого начала и не останавливаться до самого конца, но всякий раз, как ни возьмусь, понимаю, какое все это безумие, и сбиваюсь. А вот теперь все записано на бумаге, с начала и до конца, без пропусков. И если выглядит безумием, мне все равно. Я усвоил, что порой именно в безумии и кроется настоящая правда. Вы мне не верите? Неважно. Просто скажите себе: все это выдумка, и только.
sandy_cat: (Default)
Юной Фейт Сандерли довелось родиться в невероятно интересное время.

Мир изменился. Его прошлое изменилось, а вместе с ним и все остальное. Когда-то давным-давно все знали, что земля была сотворена за неделю и человек — венец вселенной, а миру не больше нескольких тысяч лет. Но потом ученые выяснили, сколько времени требуется камню, чтобы стать слоеным, как тесто. Были найдены ископаемые и странные человеческие черепа неправильной формы с покатыми лбами. А когда Фейт стукнуло пять лет, миру явилась книга под названием «Происхождение видов», и он сотрясся до основания, словно лодка, наткнувшаяся на мель. Так начало разворачиваться неведомое прошлое. Десятки тысяч, сотни тысяч, даже миллионы лет… и чем глубже уходили темные века, тем более жалким выглядело человечество. Оно не было сотворено в самом начале, и весь мир отнюдь не был преподнесен ему в дар. Нет, оно явилось последним, а его предки выбрались из ила и ползали по грязи.
Библия не лгала. Каждый добропорядочный набожный ученый это знал. Но камни, ископаемые и кости тоже не лгали, и, судя по всему, они собирались рассказать совсем другую историю.


Ей не повезло в одном – она родилась девочкой. В то время, как мужчины отправлялись в дальние страны, совершали открытия и яростно спорили на важнейшие темы, ее мир оставался тесным и душным.

Каждый ребенок вступает в жизнь, будучи в долгу перед родителями, которые дают ему кров, пищу и одежду. Сын может однажды отплатить тем, что станет выдающимся человеком и увеличит состояние семьи. Но дочь никогда этого не сделает. Ты никогда не прославишься на военном поприще, не проявишь себя в науке, не сделаешь себе имя в церкви или в парламенте и не овладеешь достойной профессией. Ты всегда будешь лишь обузой, опустошающей мой кошелек. Даже если ты выйдешь замуж, твое приданое пробьет брешь в семейном состоянии. Все, что может сделать дочь, дабы компенсировать долг, который она не может возместить, это придерживаться пути повиновения, благодарности и скромности.

Но однажды жизнь семьи Сандерли коренным образом изменилась – ее отца обвинили в фальсификации научных данным и вынудили, спешно покинув привычный Кент, переехать на неприветливый остров. Где Фейт предстояло узнать то, во что невозможно поверить…

Для меня это третья книга Фрэнсис Хардинг – и она коренным образом отличается от первых двух. Отличается темпоритм, отличается стиль, отличается даже выбор слов. Кажется, это подлинно викторианское произведение, но только выстроенное под иным углом. Все то, что в романах той поры привычно и заретушировано, тут безжалостно выставлено на свет. Бесправное положение женщин, торжество предрассудков, дичайшие светские условности. И если в "Хрониках Расколотого королевства" сюжет берет сразу с места в карьер, то здесь повествование наползает неспешно, кажется, будто вообще ничего не происходит, просто на наших глазах маленькая девочка страдает от презрения отца и невнимания матери, относящейся к ней как к еще одной служанке. Но внезапно – это чудодейственное внезапно – сюжет разворачивается буквально на сто восемьдесят градусов. Героиня выбита из колеи обыденности – и получает наконец-то возможность что-то сделать и на что-то повлиять.

Пока не знаю, чего ждать в финале. Но финалы двух предыдущих книг Хардинг были блестящими – и мои ожидания высоки.

В каком-то смысле, конечно, это женская проза – написанная женщиной, о женщинах и для женщин. Но я уверена, что благодаря богатому языку, интересному сюжету и разнообразной эмоциональной палитре, эта книга будет интересна всем. В конце концов, мир действительно изменился.



Гюстав Курбе "Море у Этрета", 1869 г.
sandy_cat: (Default)
— Я глубоко убежден, что с одолженным временем надо обращаться как с одолженными деньгами. Тратить без оглядки, а когда они кончаются, исчезать.
— А потом настанет час расплаты, к нам придут кредиторы и приставы…
— …И мы одолжим снова, под больший процент. Наша новая афера будет ярче, обещания громче, истории невероятнее, а ложь изощреннее. Мы будем торговать картами затерянных кладов, мы покорим новые вершины… а потом рухнем оттуда, и падать будет больно. Ключевое слово — «потом». Больше у нас ничего нет, но «потом» наступит потом.




Картина Карла Шпицвега "Бродячие комедианты", 1838 г.
sandy_cat: (Default)
Читаю вторую книгу о приключениях Мошки Май и Эпонимия Клента – неунывающих авантюристов в антураже условного XVIII века. Не без роялей в кустах, конечно – к примеру, Мошка удивительным образом оказывается то с гусем, то без гуся, в зависимости от удобства обстоятельств – но больше я недостатков у этого цикла не вижу. Богатый язык, отличная интрига, непростые характеры – и весьма уместные рассуждения.

Концовка первой книги вызвала чувства, схожие с теми, что вызывала финальная сцена незабвенной "Сибири" (тут мало кто меня поймет, ну да ладно).

Как пойдет дальше – увидим. Но пока что Хардинг стала для меня открытием сезона как минимум. Очень нравится, как она пишет. И нравится, когда приключения продолжаются, это позволяет почувствовать себя ребенком.



А этого гуся нарисовал Джейми Уайет и, мне кажется, Сарацин выглядит именно так – лихой и бравый.
sandy_cat: (Default)
— Во имя всего святого, Мошка, почему из всех людей ты связалась с Эпонимием Клентом?

«Потому что я истосковалась по новым словам, потому что годами выспрашивала их у коробейников и тайком выцарапывала на кусочках коры, чтобы не забыть. Потому что Клент запросто швырялся такими оборотами, как „епифания“ и „амарант“, так что у меня голова пошла кругом. Потому что я слышала, как на рыночной площади он разворачивает кружева своих фраз, словно купец — шелка перед изумленным покупателем. Потому что в его устах слова плясали языками пламени, и та часть меня, что сгорела с книгами отца, вдруг снова ожила. Потому что он принес в сырой и затхлый Чог такие удивительные и невероятные истории, что я будто попала в сказку».

Мошка неопределенно пожала плечами.
— Он знал, как обращаться со словами, — ответила она.


Наверно ради таких моментов я и читаю книги.

sandy_cat: (Default)
Ох и путаная же это вещь, магия. Люди, говоря «как по волшебству», имеют в виду, что все произошло без всяких затрат и в точности как им хотелось, но на самом деле это просто фигура речи.
Магия во многом бессильна. Она не может воскресить мертвых, не может сделать тебя счастливым или красивым, но даже то, на что она способна, не всегда получается так, как хочется, и всегда требует каких-то затрат. Вечные протечки в системе. Не забудем и про побочные эффекты в виде звука, тепла, света, ветра и прочего. Все гудит, поет, искрит и сверкает непонятно с чего. Магия определенно несовершенна, но в этом и заключается ее красота.

Лев Гроссман «Земля волшебника»


Трилогия Гроссмана – она скорей о психологии, чем о магии.


Лондон, прекрасный и бессмертный, никогда не был городом в обычном понимании слова. Это было живое, пульсирующее существо, каменный левиафан, скрывающий множество тайн под толстым слоем чешуи. Исполин надежно хранил свои секреты, и добраться до них могли лишь отчаянные или достойнейшие.

Саманта Шеннон «Каста мимов»


Лондон во власти загадочных паранормалов, правительство скрывает правду, а те, кому под силу что-нибудь изменить, думают лишь о деньгах, да грызутся между собой за власть.
Завязка не ахти, но читается хорошо (это уже вторая книга цикла). И Лондон опять же.


А теперь, когда все закончилось, вернемся ли мы к прежнему образу жизни? Останемся ли мы сами такими же, как прежде? Будем ли снова выходить на расследования вместе — Локвуд, Джордж и я? На какие-нибудь простенькие расследования, чтобы уничтожить щупальца эктоплазмы на чердаке, например, а потом возвратиться домой, пить чай? Вопросы, вопросы…

Джонатан Страуд «Призрачный двойник»


Детишки подросли, начали влюбляться напропалую – и не сказать, что это очень уж странно, но явно не такого продолжения истории я ждала.
Досадно, что цикл грозит растянуться до бесконечности. А я-то рассчитывала на новую Трилогию Бартимеуса.
sandy_cat: (Default)
Ло-Мелхиин погубил уже три сотни девушек к тому дню, как пришел в нашу деревню выбирать себе новую жену.
Та из нас, кого он выберет, станет героиней. Она подарит жизнь всем остальным. Ло-Мелхиин не вернется в нашу деревню, пока не возьмет по одной жене из каждого поселения, каждого городка и каждого квартала внутри городских стен – ибо так велит закон, пусть он и порожден отчаянием. Та, кого он выберет, подарит надежду на счастливое будущее и любовь всем, кто останется дома.
Она станет божеством для своего народа на все времена. Она покинет нас, но мы навсегда сохраним частичку ее души и будем лелеять ее в своих воспоминаниях. Ее имя будут шептать с благоговейным придыханием у святилищ, возведенных в ее честь. Другие девушки будут петь ей благодарственные гимны, и нежные их голоса будут разноситься с ветрами далеко по пустыне, рассеиваясь над мельчайшим песком. Ее родители даже в самую жестокую засуху будут приходить к святилищам с подношениями из пресноводных цветов и маринованных кореньев. Та, кого он выберет, никогда не будет забыта.
И все же она умрет.
Каждый раз все начиналось одинаково: Ло-Мелхиин выбирал одну из девушек и вез ее в свой каср, чтобы сделать своей женой. Кто-то прожил в его покоях всего одну ночь, кто-то продержался целый месяц, но в конце концов все они становились добычей пустынных воронов. Он объезжал город за городом, деревню за деревней. Угроза нависала над каждым племенем, каждой семьей. Он поступал как ребенок, который растягивает удовольствие, поедая финики по одному и смакуя каждый в поисках совершенной сладости. Но, перебирая девушек одну за другой, он ни в ком не находил того, что искал.


Отважная девушка соглашается стать женой жестокого короля, чтобы спасти свою сестру. Вот, вкратце, и весь сюжет.
Честно говоря, не могу сформулировать, что меня тут так зацепило – а что-то зацепило, и очень сильно. Возможно, стиль изложения – от первого лица, заставляющий волноваться и сопереживать. Возможно, язык, по-восточному цветистый и изящный, когда слова сплетаются, подобно изысканному кружеву. Неторопливый ритм, полное погружение в заботы героини, затейливый ход повествования… В общем, что-то.

Книга о женщинах, их скрытой силе, их умениях и возможностях. Книга о любви – к своим близким, к земле и природе, что тебя окружают. А также о любви к совершенно незнакомым людям, чья жизнь зависит от твоих поступков. Хорошая книга.

Эта история преображается с каждым днем )
sandy_cat: (Default)
Уездных управ, окружных – избегай всевозможно.
Усердным, рачительным будь, поступай осторожно.
Водой запасешься – от суши спасешься и зноя.
Торговлей себе облегчай пребыванье земное.
И дети, и внуки пусть будут приучены к делу.
Цветы не сажай, а тутовник и финики – смело.
Пускай не возьмут тебя мелочи жизни в оковы.
Возжаждешь – заваривай чай на воде родниковой.


Классический китайский роман весьма фривольного содержания, бичующий пороки общества и отдельных его представителей, где продажность и лицемерие государственных чиновником уравновешиваются лишь злонравием и коварством их домашних.
Богатая китайская семья в этом произведении напоминает солидное государственное учреждение, со всеми его атрибутами - жесткой регламентацией отношений, четким распределением обязанностей, сплетнями, интригами, нечестным продвижением по службе, распрями сослуживцев. Большинство персонажей не являются людьми порядочными и нравственными, хотя, справедливости ради, у многих и выбора-то особого не было.

А начинается история с того, что богатый щеголь Симэнь Цин случайно повстречал чужую жену - красавцу не слишком строгих правил. И все заверте…

Если хотите узнать, что случилось потом, приходите в другой раз )
sandy_cat: (Default)
Лучше сломать хребет человеку, чем корешок книге.

Как сильно тревожат Дэна Симмонса переживания писателей и вопросы писательства ясно хотя бы потому, что он раз за разом посвящает свои романы размышлениям на эту тему.
Что служит источником вдохновения и побуждает автора высказаться; как определить, кто из современников и друзей более талантлив; отчего так мучительна зависть к собрату по ремеслу…
Особенно важным предстает вопрос о природе реальности и могуществе слова - и не зря. Разве талантливо вымышленные персонажи не оказывают более значительного влияния на все, что нас окружает, на устройство общества, на наши желания и идеи, чем большинство взаправдашних живых людей? И разве не оживает (по крайней мере, в наших мыслях) тот, о ком рассказывают истории - и верят? Так вышедший из-под пера писателя герой становится более настоящим, чем мучимый своей нереальностью живой человек, которому не в чем найти опору, чтобы обрести смысл и цель.
Может оказаться, что вопрос этот сложней, чем выглядит на первый взгляд.

Форма и содержание )
sandy_cat: (Default)
Это история о лицемерии и алчности, мужестве и скорби, гневе и возмездии…

John_William_Waterhouse_-_Touchstone,_The_Jester

Книга для тех, кому «Венецианский купец» всегда казался несправедливым и обидным (да и «Отелло» неплохо бы переписать). Кого не пугает острое словцо и кто соскучился по шуту Карману из Песьих Мусек.
Уж Мур умеет сделать так, чтоб душа развернулась, а потом обратно завернулась. И призрак там есть (куда ж без окаянного призрака), и дракон…
И конец хороший, а все равно плакать хочется.

f7d88176fa19

Такой вот шекспировский ноябрь у меня получился.
sandy_cat: (Default)
Очень мило, но ни капельки не концептуально. Похоже, «Книга страшного суда» и «Пожарная охрана» меня избаловали. Суета вокруг собора, кошки и епископского птичьего пенька. Неустрашимые путешественники во времени отважно завтракают кеджери и копченой селедкой, играют в крикет и катаются на лодке – и все это в викторианскую эпоху, где и шагу нельзя было ступить, без того, чтобы нарушить то или иное требование этикета. Парочки влюбляются, пожилые джентльмены чудят и сам Джером К. Джером проплывает мимо героев навстречу будущей славе.

BoultersLock

В общем, очень приятная книжица, очень, но не более того. Можно читать, можно не читать.
sandy_cat: (Default)
История стара как мир – юноша встречает девушку. Вот только любовь в их мире под запретом, а браки заключаются согласно предписаниям генетиков. Более того, юноша – математик, а девушка изучает поэзию, значит, у них нет даже призрачного шанса быть вместе. И, разумеется, им остается только бросить вызов несправедливой системе и стать врагами государства, отказывающего своим гражданам в праве на чувства.

По сюжету и по ощущениям первая половина книги – типичная антиутопия. Миром правит триумвират священников, психологов и социологов, верховную власть осуществляет электронный Папа, а все граждане жестко разделены на простых работяг и привилегированных специалистов, также имеющих свою сложную иерархию. Разные классы ни при каких обстоятельствах не должны смешиваться, а нарушение этого закона считается самым тяжелым преступлением. Проступки караются принудительной стерилизацией и понижением социального статуса, а истинным ренегатам уготована ссылка на ледяную планету под названием Ад...

Спойлеры )
sandy_cat: (Default)
Энсин Эндрю Даль получает назначение на флагман Вселенского союза, легендарный корабль «Интрепид». По пути к месту службы он знакомится с несколькими такими же новичками, не подозревая, какую важную задачу им вскоре предстоит решать.

Трехслойная повесть. Первый слой порадует сумасшедших гиков, фанатов «Звездного пути». Кто не смотрел «Звездный путь», не отчаивайтесь, «Стар Гейт» или «СиКвест» тоже годятся.

Капитан Оливер Хадсон одобряет:

Hudson

Второй слой сосредоточен на феномене писательства как такового и порадует любителей покопаться во взаимоотношениях автора и его текста. Мысли довольно интересные вызывает он.

Ну и третий слой – о том, что делает нас людьми, уникальными и неповторимыми, а также о том, что мы сами делаем со своей жизнью. Чуток назидательно, я бы сказала. Но должен же кто-то писать и назидательные повести, почти забытый ныне жанр.
sandy_cat: (Default)
«Эндшпиль Маккабрея» и «Гамбит Маккабрея» пролетели незаметно. Страшно жаль, что оставшиеся три книги до сих пор не переведены. Авантюрно-художественные приключения элегантного джентльмена, поведанные им самим – это именно такое чтение, от которого невозможно оторваться.

Я – Чарли Маккабрей. Я не шучу – меня действительно окрестили Чарли; так моя мама, вероятно, каким-то неявным способом отыгралась на папе. И ярлыком «Маккабрей» я очень доволен: штришок древности, намек на еврейство, душок морального упадка – ни один коллекционер не сможет устоять и скрестит шпаги с торговцем по фамилии Маккабрей, будьте любезны. Я сейчас в самом соку, если это вам о чем-нибудь скажет, едва среднего роста, прискорбным образом выше среднего веса и обладаю интригующими остатками довольно блистательной привлекательности. (По временам в приглушенном свете и с подоткнутым брюшком я готов чуть ли не ухлестнуть за самим собой.) Мне нравятся искусство и деньги, грязные шутки и выпивка. Я сильно преуспевающ. В своей недохорошей второсортной частной школе я обнаружил, что почти любой может одолеть противника в драке, если готов большим пальцем выдавить ему глаз. Большинство не может подвигнуть себя на такое, вы это знали?
Более того, я – «достопочтенный», ибо папочка мой был Бернард, Первый барон Маккабрей Силвердейлский пфальцграфства Ланкастер. Он был вторым величайшим арт-дилером столетия; отравил себе всю жизнь, пытаясь вздуть цены на Дювина несоразмерно остальному рынку. Баронство свое он получил якобы за то, что одарил нацию хорошим, но непродаваемым искусством на треть миллиона фунтов стерлингов, а на самом деле – за то, что вовремя забыл о ком-то нечто конфузное. Мемуары его должны выйти в свет после смерти моего брата – скажем, где-то в будущем апреле, если повезет. Очень вам рекомендую.


У Чарли есть непревзойденный компаньон:

Джок – эдакий анти-Дживс, немногословный, находчивый, даже почтительный, если на него находит стих, но вообще-то как бы все время в подпитии и очень любит крушить людям физиономии. В наши дни изящными искусствами заниматься без головореза невозможно, а Джок в своем ремесле – один из лучших. Ну, сами понимаете, – был.

Излишне говорить, что на долю достопочтенного Чарли и его верного Джока выпадет много такого... )

Profile

sandy_cat: (Default)
sandy_cat

September 2017

S M T W T F S
     12
34 5 6 7 89
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 04:34 am
Powered by Dreamwidth Studios