"Clay"

May. 11th, 2017 01:24 pm
sandy_cat: (Default)
По роману Дэвида Алмонда. Действие происходит на северо-востоке Англии (по книге - в Феллинге, по фильму - в Тайнсайде; не знаю, в чем причина такого изменения), в 1965 году.



Попавшийся мне на глаза зрительский отзыв характеризовал этот фильм как "добрую рождественскую историю". Конечно, я знала, что сюжет картины к Рождеству никакого отношения не имеет, но все же ожидания были соответствующие.

Что сказать, это "добрая рождественская история" о борьбе хтонических начал, сотворении человека и ангеле, жестоком, каким могут быть только ангелы. Ну и, конечно, про мальчика-алтарника из католической церкви, по соседству с которым поселился весьма странный парень "с проблемами".

Наверно такой пересказ выглядит слегка безумно – оно и есть безумно, и даже не слегка. Но это отличный фильм, увлекательно-реальный и значительный. А еще страшный, эмоциональный и неожиданный – и я чувствую, что уже перебираю с эпитетами.
Не хочется обзывать это "историей взросления" – хотя тема инициации и подготовки к взрослой жизни здесь вполне присутствует. А также присутствуют отчетливые религиозные мотивы и аллюзии. Но, несмотря на всю эту надстройку (или благодаря ей, не знаю – именно так сказал бы главный герой картины), это отличный фильм, оставляющий свой след.

В общем, жил-был мальчик, и получил он приключений духа на полную катушку. И захотел никогда больше не быть обычным.
Будьте как этот мальчик.

От начала до конца я эту историю рассказал впервые. Пытался проговорить вслух, как посоветовала Мария, начать с самого начала и не останавливаться до самого конца, но всякий раз, как ни возьмусь, понимаю, какое все это безумие, и сбиваюсь. А вот теперь все записано на бумаге, с начала и до конца, без пропусков. И если выглядит безумием, мне все равно. Я усвоил, что порой именно в безумии и кроется настоящая правда. Вы мне не верите? Неважно. Просто скажите себе: все это выдумка, и только.
sandy_cat: (Default)
Юной Фейт Сандерли довелось родиться в невероятно интересное время.

Мир изменился. Его прошлое изменилось, а вместе с ним и все остальное. Когда-то давным-давно все знали, что земля была сотворена за неделю и человек — венец вселенной, а миру не больше нескольких тысяч лет. Но потом ученые выяснили, сколько времени требуется камню, чтобы стать слоеным, как тесто. Были найдены ископаемые и странные человеческие черепа неправильной формы с покатыми лбами. А когда Фейт стукнуло пять лет, миру явилась книга под названием «Происхождение видов», и он сотрясся до основания, словно лодка, наткнувшаяся на мель. Так начало разворачиваться неведомое прошлое. Десятки тысяч, сотни тысяч, даже миллионы лет… и чем глубже уходили темные века, тем более жалким выглядело человечество. Оно не было сотворено в самом начале, и весь мир отнюдь не был преподнесен ему в дар. Нет, оно явилось последним, а его предки выбрались из ила и ползали по грязи.
Библия не лгала. Каждый добропорядочный набожный ученый это знал. Но камни, ископаемые и кости тоже не лгали, и, судя по всему, они собирались рассказать совсем другую историю.


Ей не повезло в одном – она родилась девочкой. В то время, как мужчины отправлялись в дальние страны, совершали открытия и яростно спорили на важнейшие темы, ее мир оставался тесным и душным.

Каждый ребенок вступает в жизнь, будучи в долгу перед родителями, которые дают ему кров, пищу и одежду. Сын может однажды отплатить тем, что станет выдающимся человеком и увеличит состояние семьи. Но дочь никогда этого не сделает. Ты никогда не прославишься на военном поприще, не проявишь себя в науке, не сделаешь себе имя в церкви или в парламенте и не овладеешь достойной профессией. Ты всегда будешь лишь обузой, опустошающей мой кошелек. Даже если ты выйдешь замуж, твое приданое пробьет брешь в семейном состоянии. Все, что может сделать дочь, дабы компенсировать долг, который она не может возместить, это придерживаться пути повиновения, благодарности и скромности.

Но однажды жизнь семьи Сандерли коренным образом изменилась – ее отца обвинили в фальсификации научных данным и вынудили, спешно покинув привычный Кент, переехать на неприветливый остров. Где Фейт предстояло узнать то, во что невозможно поверить…

Для меня это третья книга Фрэнсис Хардинг – и она коренным образом отличается от первых двух. Отличается темпоритм, отличается стиль, отличается даже выбор слов. Кажется, это подлинно викторианское произведение, но только выстроенное под иным углом. Все то, что в романах той поры привычно и заретушировано, тут безжалостно выставлено на свет. Бесправное положение женщин, торжество предрассудков, дичайшие светские условности. И если в "Хрониках Расколотого королевства" сюжет берет сразу с места в карьер, то здесь повествование наползает неспешно, кажется, будто вообще ничего не происходит, просто на наших глазах маленькая девочка страдает от презрения отца и невнимания матери, относящейся к ней как к еще одной служанке. Но внезапно – это чудодейственное внезапно – сюжет разворачивается буквально на сто восемьдесят градусов. Героиня выбита из колеи обыденности – и получает наконец-то возможность что-то сделать и на что-то повлиять.

Пока не знаю, чего ждать в финале. Но финалы двух предыдущих книг Хардинг были блестящими – и мои ожидания высоки.

В каком-то смысле, конечно, это женская проза – написанная женщиной, о женщинах и для женщин. Но я уверена, что благодаря богатому языку, интересному сюжету и разнообразной эмоциональной палитре, эта книга будет интересна всем. В конце концов, мир действительно изменился.



Гюстав Курбе "Море у Этрета", 1869 г.
sandy_cat: (Default)
— Я глубоко убежден, что с одолженным временем надо обращаться как с одолженными деньгами. Тратить без оглядки, а когда они кончаются, исчезать.
— А потом настанет час расплаты, к нам придут кредиторы и приставы…
— …И мы одолжим снова, под больший процент. Наша новая афера будет ярче, обещания громче, истории невероятнее, а ложь изощреннее. Мы будем торговать картами затерянных кладов, мы покорим новые вершины… а потом рухнем оттуда, и падать будет больно. Ключевое слово — «потом». Больше у нас ничего нет, но «потом» наступит потом.




Картина Карла Шпицвега "Бродячие комедианты", 1838 г.
sandy_cat: (Default)
Читаю вторую книгу о приключениях Мошки Май и Эпонимия Клента – неунывающих авантюристов в антураже условного XVIII века. Не без роялей в кустах, конечно – к примеру, Мошка удивительным образом оказывается то с гусем, то без гуся, в зависимости от удобства обстоятельств – но больше я недостатков у этого цикла не вижу. Богатый язык, отличная интрига, непростые характеры – и весьма уместные рассуждения.

Концовка первой книги вызвала чувства, схожие с теми, что вызывала финальная сцена незабвенной "Сибири" (тут мало кто меня поймет, ну да ладно).

Как пойдет дальше – увидим. Но пока что Хардинг стала для меня открытием сезона как минимум. Очень нравится, как она пишет. И нравится, когда приключения продолжаются, это позволяет почувствовать себя ребенком.



А этого гуся нарисовал Джейми Уайет и, мне кажется, Сарацин выглядит именно так – лихой и бравый.
sandy_cat: (Default)
— Во имя всего святого, Мошка, почему из всех людей ты связалась с Эпонимием Клентом?

«Потому что я истосковалась по новым словам, потому что годами выспрашивала их у коробейников и тайком выцарапывала на кусочках коры, чтобы не забыть. Потому что Клент запросто швырялся такими оборотами, как „епифания“ и „амарант“, так что у меня голова пошла кругом. Потому что я слышала, как на рыночной площади он разворачивает кружева своих фраз, словно купец — шелка перед изумленным покупателем. Потому что в его устах слова плясали языками пламени, и та часть меня, что сгорела с книгами отца, вдруг снова ожила. Потому что он принес в сырой и затхлый Чог такие удивительные и невероятные истории, что я будто попала в сказку».

Мошка неопределенно пожала плечами.
— Он знал, как обращаться со словами, — ответила она.


Наверно ради таких моментов я и читаю книги.

sandy_cat: (Default)
Ох и путаная же это вещь, магия. Люди, говоря «как по волшебству», имеют в виду, что все произошло без всяких затрат и в точности как им хотелось, но на самом деле это просто фигура речи.
Магия во многом бессильна. Она не может воскресить мертвых, не может сделать тебя счастливым или красивым, но даже то, на что она способна, не всегда получается так, как хочется, и всегда требует каких-то затрат. Вечные протечки в системе. Не забудем и про побочные эффекты в виде звука, тепла, света, ветра и прочего. Все гудит, поет, искрит и сверкает непонятно с чего. Магия определенно несовершенна, но в этом и заключается ее красота.

Лев Гроссман «Земля волшебника»


Трилогия Гроссмана – она скорей о психологии, чем о магии.


Лондон, прекрасный и бессмертный, никогда не был городом в обычном понимании слова. Это было живое, пульсирующее существо, каменный левиафан, скрывающий множество тайн под толстым слоем чешуи. Исполин надежно хранил свои секреты, и добраться до них могли лишь отчаянные или достойнейшие.

Саманта Шеннон «Каста мимов»


Лондон во власти загадочных паранормалов, правительство скрывает правду, а те, кому под силу что-нибудь изменить, думают лишь о деньгах, да грызутся между собой за власть.
Завязка не ахти, но читается хорошо (это уже вторая книга цикла). И Лондон опять же.


А теперь, когда все закончилось, вернемся ли мы к прежнему образу жизни? Останемся ли мы сами такими же, как прежде? Будем ли снова выходить на расследования вместе — Локвуд, Джордж и я? На какие-нибудь простенькие расследования, чтобы уничтожить щупальца эктоплазмы на чердаке, например, а потом возвратиться домой, пить чай? Вопросы, вопросы…

Джонатан Страуд «Призрачный двойник»


Детишки подросли, начали влюбляться напропалую – и не сказать, что это очень уж странно, но явно не такого продолжения истории я ждала.
Досадно, что цикл грозит растянуться до бесконечности. А я-то рассчитывала на новую Трилогию Бартимеуса.
sandy_cat: (Default)
Ло-Мелхиин погубил уже три сотни девушек к тому дню, как пришел в нашу деревню выбирать себе новую жену.
Та из нас, кого он выберет, станет героиней. Она подарит жизнь всем остальным. Ло-Мелхиин не вернется в нашу деревню, пока не возьмет по одной жене из каждого поселения, каждого городка и каждого квартала внутри городских стен – ибо так велит закон, пусть он и порожден отчаянием. Та, кого он выберет, подарит надежду на счастливое будущее и любовь всем, кто останется дома.
Она станет божеством для своего народа на все времена. Она покинет нас, но мы навсегда сохраним частичку ее души и будем лелеять ее в своих воспоминаниях. Ее имя будут шептать с благоговейным придыханием у святилищ, возведенных в ее честь. Другие девушки будут петь ей благодарственные гимны, и нежные их голоса будут разноситься с ветрами далеко по пустыне, рассеиваясь над мельчайшим песком. Ее родители даже в самую жестокую засуху будут приходить к святилищам с подношениями из пресноводных цветов и маринованных кореньев. Та, кого он выберет, никогда не будет забыта.
И все же она умрет.
Каждый раз все начиналось одинаково: Ло-Мелхиин выбирал одну из девушек и вез ее в свой каср, чтобы сделать своей женой. Кто-то прожил в его покоях всего одну ночь, кто-то продержался целый месяц, но в конце концов все они становились добычей пустынных воронов. Он объезжал город за городом, деревню за деревней. Угроза нависала над каждым племенем, каждой семьей. Он поступал как ребенок, который растягивает удовольствие, поедая финики по одному и смакуя каждый в поисках совершенной сладости. Но, перебирая девушек одну за другой, он ни в ком не находил того, что искал.


Отважная девушка соглашается стать женой жестокого короля, чтобы спасти свою сестру. Вот, вкратце, и весь сюжет.
Честно говоря, не могу сформулировать, что меня тут так зацепило – а что-то зацепило, и очень сильно. Возможно, стиль изложения – от первого лица, заставляющий волноваться и сопереживать. Возможно, язык, по-восточному цветистый и изящный, когда слова сплетаются, подобно изысканному кружеву. Неторопливый ритм, полное погружение в заботы героини, затейливый ход повествования… В общем, что-то.

Книга о женщинах, их скрытой силе, их умениях и возможностях. Книга о любви – к своим близким, к земле и природе, что тебя окружают. А также о любви к совершенно незнакомым людям, чья жизнь зависит от твоих поступков. Хорошая книга.

Эта история преображается с каждым днем )
sandy_cat: (Default)
Уездных управ, окружных – избегай всевозможно.
Усердным, рачительным будь, поступай осторожно.
Водой запасешься – от суши спасешься и зноя.
Торговлей себе облегчай пребыванье земное.
И дети, и внуки пусть будут приучены к делу.
Цветы не сажай, а тутовник и финики – смело.
Пускай не возьмут тебя мелочи жизни в оковы.
Возжаждешь – заваривай чай на воде родниковой.


Классический китайский роман весьма фривольного содержания, бичующий пороки общества и отдельных его представителей, где продажность и лицемерие государственных чиновником уравновешиваются лишь злонравием и коварством их домашних.
Богатая китайская семья в этом произведении напоминает солидное государственное учреждение, со всеми его атрибутами - жесткой регламентацией отношений, четким распределением обязанностей, сплетнями, интригами, нечестным продвижением по службе, распрями сослуживцев. Большинство персонажей не являются людьми порядочными и нравственными, хотя, справедливости ради, у многих и выбора-то особого не было.

А начинается история с того, что богатый щеголь Симэнь Цин случайно повстречал чужую жену - красавцу не слишком строгих правил. И все заверте…

Если хотите узнать, что случилось потом, приходите в другой раз )
sandy_cat: (Default)
Лучше сломать хребет человеку, чем корешок книге.

Как сильно тревожат Дэна Симмонса переживания писателей и вопросы писательства ясно хотя бы потому, что он раз за разом посвящает свои романы размышлениям на эту тему.
Что служит источником вдохновения и побуждает автора высказаться; как определить, кто из современников и друзей более талантлив; отчего так мучительна зависть к собрату по ремеслу…
Особенно важным предстает вопрос о природе реальности и могуществе слова - и не зря. Разве талантливо вымышленные персонажи не оказывают более значительного влияния на все, что нас окружает, на устройство общества, на наши желания и идеи, чем большинство взаправдашних живых людей? И разве не оживает (по крайней мере, в наших мыслях) тот, о ком рассказывают истории - и верят? Так вышедший из-под пера писателя герой становится более настоящим, чем мучимый своей нереальностью живой человек, которому не в чем найти опору, чтобы обрести смысл и цель.
Может оказаться, что вопрос этот сложней, чем выглядит на первый взгляд.

Форма и содержание )
sandy_cat: (Default)
Это история о лицемерии и алчности, мужестве и скорби, гневе и возмездии…

John_William_Waterhouse_-_Touchstone,_The_Jester

Книга для тех, кому «Венецианский купец» всегда казался несправедливым и обидным (да и «Отелло» неплохо бы переписать). Кого не пугает острое словцо и кто соскучился по шуту Карману из Песьих Мусек.
Уж Мур умеет сделать так, чтоб душа развернулась, а потом обратно завернулась. И призрак там есть (куда ж без окаянного призрака), и дракон…
И конец хороший, а все равно плакать хочется.

f7d88176fa19

Такой вот шекспировский ноябрь у меня получился.
sandy_cat: (Default)
Очень мило, но ни капельки не концептуально. Похоже, «Книга страшного суда» и «Пожарная охрана» меня избаловали. Суета вокруг собора, кошки и епископского птичьего пенька. Неустрашимые путешественники во времени отважно завтракают кеджери и копченой селедкой, играют в крикет и катаются на лодке – и все это в викторианскую эпоху, где и шагу нельзя было ступить, без того, чтобы нарушить то или иное требование этикета. Парочки влюбляются, пожилые джентльмены чудят и сам Джером К. Джером проплывает мимо героев навстречу будущей славе.

BoultersLock

В общем, очень приятная книжица, очень, но не более того. Можно читать, можно не читать.
sandy_cat: (Default)
История стара как мир – юноша встречает девушку. Вот только любовь в их мире под запретом, а браки заключаются согласно предписаниям генетиков. Более того, юноша – математик, а девушка изучает поэзию, значит, у них нет даже призрачного шанса быть вместе. И, разумеется, им остается только бросить вызов несправедливой системе и стать врагами государства, отказывающего своим гражданам в праве на чувства.

По сюжету и по ощущениям первая половина книги – типичная антиутопия. Миром правит триумвират священников, психологов и социологов, верховную власть осуществляет электронный Папа, а все граждане жестко разделены на простых работяг и привилегированных специалистов, также имеющих свою сложную иерархию. Разные классы ни при каких обстоятельствах не должны смешиваться, а нарушение этого закона считается самым тяжелым преступлением. Проступки караются принудительной стерилизацией и понижением социального статуса, а истинным ренегатам уготована ссылка на ледяную планету под названием Ад...

Спойлеры )
sandy_cat: (Default)
Энсин Эндрю Даль получает назначение на флагман Вселенского союза, легендарный корабль «Интрепид». По пути к месту службы он знакомится с несколькими такими же новичками, не подозревая, какую важную задачу им вскоре предстоит решать.

Трехслойная повесть. Первый слой порадует сумасшедших гиков, фанатов «Звездного пути». Кто не смотрел «Звездный путь», не отчаивайтесь, «Стар Гейт» или «СиКвест» тоже годятся.

Капитан Оливер Хадсон одобряет:

Hudson

Второй слой сосредоточен на феномене писательства как такового и порадует любителей покопаться во взаимоотношениях автора и его текста. Мысли довольно интересные вызывает он.

Ну и третий слой – о том, что делает нас людьми, уникальными и неповторимыми, а также о том, что мы сами делаем со своей жизнью. Чуток назидательно, я бы сказала. Но должен же кто-то писать и назидательные повести, почти забытый ныне жанр.
sandy_cat: (Default)
«Эндшпиль Маккабрея» и «Гамбит Маккабрея» пролетели незаметно. Страшно жаль, что оставшиеся три книги до сих пор не переведены. Авантюрно-художественные приключения элегантного джентльмена, поведанные им самим – это именно такое чтение, от которого невозможно оторваться.

Я – Чарли Маккабрей. Я не шучу – меня действительно окрестили Чарли; так моя мама, вероятно, каким-то неявным способом отыгралась на папе. И ярлыком «Маккабрей» я очень доволен: штришок древности, намек на еврейство, душок морального упадка – ни один коллекционер не сможет устоять и скрестит шпаги с торговцем по фамилии Маккабрей, будьте любезны. Я сейчас в самом соку, если это вам о чем-нибудь скажет, едва среднего роста, прискорбным образом выше среднего веса и обладаю интригующими остатками довольно блистательной привлекательности. (По временам в приглушенном свете и с подоткнутым брюшком я готов чуть ли не ухлестнуть за самим собой.) Мне нравятся искусство и деньги, грязные шутки и выпивка. Я сильно преуспевающ. В своей недохорошей второсортной частной школе я обнаружил, что почти любой может одолеть противника в драке, если готов большим пальцем выдавить ему глаз. Большинство не может подвигнуть себя на такое, вы это знали?
Более того, я – «достопочтенный», ибо папочка мой был Бернард, Первый барон Маккабрей Силвердейлский пфальцграфства Ланкастер. Он был вторым величайшим арт-дилером столетия; отравил себе всю жизнь, пытаясь вздуть цены на Дювина несоразмерно остальному рынку. Баронство свое он получил якобы за то, что одарил нацию хорошим, но непродаваемым искусством на треть миллиона фунтов стерлингов, а на самом деле – за то, что вовремя забыл о ком-то нечто конфузное. Мемуары его должны выйти в свет после смерти моего брата – скажем, где-то в будущем апреле, если повезет. Очень вам рекомендую.


У Чарли есть непревзойденный компаньон:

Джок – эдакий анти-Дживс, немногословный, находчивый, даже почтительный, если на него находит стих, но вообще-то как бы все время в подпитии и очень любит крушить людям физиономии. В наши дни изящными искусствами заниматься без головореза невозможно, а Джок в своем ремесле – один из лучших. Ну, сами понимаете, – был.

Излишне говорить, что на долю достопочтенного Чарли и его верного Джока выпадет много такого... )
sandy_cat: (Default)
То, что Страуда никто, кроме меня не читает, не повод о нем не писать. Нынче мало кто из писателей понимает толк в настоящих сказках. А еще он легкий, добрый и остроумный – что еще надо читателю для счастья в хмурое время года.

«Шепчущий череп» – и снова с нами Локвуд и компания, история вторая.

Не успели кое-как наладиться дела в теперь уже известном и перспективном паранормальном агентстве, как смерть снова стучится в дверь к героям – и фигурально, и буквально. Люси говорит с призраком, Джордж теряет голову, а Локвуд приоткрывает завесу над своим прошлым.

Пока так и не ясно, цикл или сериал, но увлекательно весьма.

«Кольцо Соломона» – возвращение незабвенного Бартимеуса в приквеле к трилогии его имени. Повесть о коварстве волшебников, жестокости царственных особ и доблести простых людей, благодаря которым наш мир не полетел еще окончательно в тартарары.

Джинны, ифриты, мариды… в общем, все те, о ком хотелось бы почитать, но знакомиться ближе было бы излишним – прилагаются.

И рисунок, дающий некоторое представление о происходящем:

bartimaeus_and_ammet_by_natamur-d62pui8


Bartimaeus and Ammet
by Natamur on DeviantArt
sandy_cat: (Default)
«Кричащая лестница» – триумфальное возвращение Джонатана Страуда на мою книжную полку. По-настоящему легкие и увлекательные истории встречаются гораздо реже, чем принято думать, поэтому и цениться должны гораздо дороже. Тем более, Страуд славится (по крайней мере, среди меня) своей способностью под занавес вытащить на свет божий натуральный катарсис – примерно так опытный фокусник достает из шляпы толстого белого кролика. А это для писателя и вовсе неоценимое качество.

Чем занимаются «Локвуд и Компания» )


«A Field in England»

ryan-pope-675

Бывает, видишь что-то необычное, и даже не знаешь поначалу, как к этому относиться. Понятно, что это жутко интересно, но верно ли угадан смысл, вот вопрос.

«Поле в Англии» показалось мне такой алхимической реакцией – ингредиенты покипели-покипели, и из нигредо вышло нечто весьма неожиданное. Причем в нигредо я не сомневаюсь, потому что алхимия тут присутствует развернуто и черное солнце как бы намекает. И это не метафора, это я только что сюжет пересказала.

A-Field-in-England

Если другими словами о том же сюжете, то хороший алхимик и два дезертира путем поедания грибов и различного колдунства попадают в зависимость от плохого алхимика и его слуги, и все вместе ищут странный клад – на поле в Англии, как и было сказано. А еще можно сказать, что это фильм о дружбе, и такая трактовка тоже будет правильной. Но на месте зрителей я бы не расслаблялась.

A-FIELD-IN-ENGLAND-GROUP

Мне очень понравилось, это было мучительно и впечатляюще. Наверняка ад и в самом деле черно-белый.


И напоследок снова о папах, очень уж они замечательные )
sandy_cat: (Default)
«Луна над Сохо» Бена Аароновича – вторая часть похождений констебля Питера Гранта, лондонского мага-полицейского, точнее – пока только ученика мага. Новое расследование, новые загадки и леденящие душу подробности.

Из хорошего – в книге хорошо описан Лондон и создана подходящая для фантазий атмосфера. Стиль повествования весьма неплох, и перевод очень даже остроумен, читается легко и приятно.

На миг я испугался, что он собирается на радостях заключить меня в объятья, но, к счастью, мы оба вовремя вспомнили, что мы англичане. И все же момент был опасный.

Из не очень – я догадалась, кто преступник, значительно раньше героя. И не могу пока определиться с отношением к геройской политкорректности. Все это хорошо и правильно, конечно, но нотации о недопустимости словосочетания «черный маг» вызывают двойственные чувства. «Адепты магии с ограниченными понятиями об этике», надо же!

Заодно сформулировала для себя, чего мне в этом сериале не хватает – компании. Героя-одиночку мне всегда очень жалко, а уж чтобы со вкусом заниматься магией, небольшая компания, на мой взгляд, просто необходима. Но это так, к слову. Третью часть все равно жду, к ней уже протянулся хвостик, как в венке сонетов. Злодей обозначен, и интересно, как Питер станет выпутываться из создавшегося положения. Да и по части компании подвижки имеются.

«Вихри Мраморной арки» Конни Уиллис – сборник небольших разноплановых произведений. Рассказы и повести: грустные, смешные, трогательные, иной раз – просто чудесные. Читаю эту книгу давно, маленькими кусочками.
Совершенно покорил меня маленький рассказик на актуальную по нынешним временам тему оскорбления чувств. Кому интересно – полюбопытствуйте .

«История папства» Джона Джулиуса Норвича – мое недавнее приобретение, роскошный объемистый исторический труд на заявленную тему. Только начала читать, и до чего увлекательно!

image_evento_final_9893_2014-05-06_09_53_44
sandy_cat: (Default)
– Зачем это? – с тягостным чувством спросил Страйк.
– Ты о чем? – не поняла Робин и повернулась к нему.
– Зачем люди этим занимаются?
– Ведут блоги? Не знаю… Была же у кого-то фраза, что, мол, неосмысленная жизнь не стоит того, чтобы жить.
– Да, у Платона, – подтвердил Страйк, – но здесь не осмысление жизни, а сплошной эксгибиционизм.


Третий неволшебный роман Джоан Роулинг и второй из цикла о Корморане Страйке – она таки принялась за жизнеописание нового героя. Как и «Зов кукушки», «Шелкопряд» посвящен одному из расследований уже знакомого читателям частного детектива и его верной помощницы.

Тяжелые безденежные времена позади, первое совместное дело напарников увенчалось блестящим успехом. Можно спокойно почивать на лаврах, выслеживая за хорошую плату неверных мужей и жен. А можно позволить себе выбирать клиентов, отказать несимпатичному толстосуму и взяться за явно невыгодное дело. Пожалеть уставшую женщину, у которой пропал муж, и заинтересоваться обстоятельствами его исчезновения.
Но дело о поисках вскоре становится делом об убийстве.

Самое интересное в «Шелкопряде» – отнюдь не детективная составляющая, хотя развязка блистательна и невообразима. Это роман о писательстве, как образе жизни, ибо пропавший муж клиентки Страйка – писатель, а его исчезновение напрямую связано с последним романом, рукопись и черновики которого тоже пропали. По слухам, многие известные в литературном мире персоны были выведены в книге в крайне неприглядном виде. Крупные издательства отказались иметь дело с «гнусным пасквилем», и все шло к обвинению в клевете и судебному разбирательству.
Волей-неволей наш сыщик погружается в мир безумных сочинителей, хранящих свои тайны редакторов и жестоких издателей. В мир, где бушуют нешуточные страсти, неведомые простым смертным.

Помимо прочего, «Шелкопряд» – это еще и роман о книге, ибо краеугольным камнем истории служит рукопись, пропавшая вместе с автором. И вот этот второй, литературный план произведения и ставит его на несколько ступеней выше прочих детективных собратьев.
Джоан Роулинг предлагает читателям сильную драму, расцвеченную богатейшими литературными аллюзиями. Чего стоят одни только эпиграфы к каждой главе из елизаветинской «трагедии мести» – а ведь это только то, что лежит на поверхности.

Мне очень понравилось. Хоть и жаль, что это цикл. Когда читаешь очередную книгу из цикла, нет нужды беспокоиться о судьбе героя. В каком-то смысле циклы многого лишают читателей. Ну да посмотрим, что будет дальше.

Милая деталь:

honest

Упоминающийся в романе книжный городок Хей-он-Уай
sandy_cat: (Default)
Холмс пожал плечами.
– До сих пор моя сыскная деятельность протекала а пределах этого мира, – сказал он. – Я борюсь со злом по мере своих скромных сил и возможностей, но восставать против самого прародителя зла будет, пожалуй, чересчур самонадеянно с моей стороны.


Шерлок Холмс мог бы и отказаться от баскервильского дела, заподозрив вмешательство потусторонних сил. В этом случае у доктора Мортимера не оставалось бы особого выбора, кроме как отправиться в Чейни Вок, Челси, постучать в дверь дома № 472 и обратиться к мистеру Томасу Карнакки – специалисту в области сверхъестественного.
Обладатель превосходной репутации, Карнакки успешно справлялся как с оккультными делами, так и с делами сугубо практического свойства. И что это были за дела! Каждый рассказ о них – увлекательное погружение в мир непознанного и таинственного. Никогда не знаешь заранее, с чем именно придется столкнуться – с вмешательством духов в жизнь живых или же с проявлениями людской злобы и коварства. Удивительные истории, которые запоминаются и волнуют не меньше, чем приключения знаменитого детектива с Бейкер-стрит.

carnacki

Я не зря вспомнила о самом известном герое Артура Конан Дойла. Этому писателю удалось то, перед чем спасовали многие другие. И главная находка – читатель видит Холмса (за малым исключением) глазами ближайшего друга и биографа, разделившего с ним опасности и славу. Это помогает сыщику обрести плоть и кровь, и, как следствие - читательское сочувствие.
Карнакки же, несмотря на наличие аж четырех приятелей, по первому зову сбегающихся послушать о блистательном завершении очередного дела, страшно одинок. Приключения он вынужденно описывает сам – и предстает эмоциональным и обаятельным рассказчиком. Но стоит ему умолкнуть, и он превращается в плохо обрисованного автором грубияна, выгоняющего слушателей, как только необходимость в их присутствии отпадает. Все, что мы знаем, мы знаем с его слов, похождения он не делит ни с кем. И по окончании очередного рассказа притихшая аудитория в задумчивости расходится, оставляя читателя в смешанных чувствах: правда или вымысел, выдумка или реальность? А мистер Карнакки поспешно отступает в тень, словно неведомая сила превращает его в одного из героев подслушанных баек.
Но, как бы там ни было, я очень рада знакомству с ним, оно вдохновляет и будит воображение.
sandy_cat: (Default)
Брайан Олдисс был и остается для меня в первую очередь непревзойденным собеседником: эрудированным, остроумным, парадоксальным и недосягаемым. Только беседа с очень умным человеком может доставить столь тонкое удовольствие, как чтение его книг. И дело не в сюжете и не в героях – меня восхищают предлагаемые к обсуждению идеи и авторский стиль. По ходу чтения часто хочется делать выписки, и не покидает желание тихонько подвывать от восторга – когда особенно явственно ощущаешь, что находишься на одной волне с автором.

Если говорить о сюжете его нового романа, он немного страшноват. Истощив имеющиеся ресурсы и развязав массу локальных и глобальных военных конфликтов, человечество семимильными шагами несется в пропасть. Предвидя худший вариант развития событий, энтузиаст-одиночка инициирует создание межуниверситетской научной программы, нацеленной на колонизацию Марса.
Колонисты получают билет в один конец, без возможности вернуться обратно, целиком и полностью зависят от поставок с Земли и сталкиваются с проблемой деторождения. Однако новые обитатели Марса принадлежат к интеллектуальной элите, а их задача – создание нового общества и поиск новых смыслов для человечества в целом. Рассуждениям о том, если ли у человечества шанс, и посвящена эта книга.

«Человек развился, насколько вышло, а дальше ни шагу.
Несмотря на отдельные поразительные успехи, скажем, в медицине, общего прогресса человечества не наблюдается. Мы развились из существ, чьими целями были выживание любой ценой и дальнейшее воспроизводство биологического вида; несмотря на грандиозные постройки, возвышенные речи и даже потрясающие проекты, наши главные цели, по сути, остались теми же. И вот мы лезем из кожи вон. Изнываем от язв телесных и социальных вроде коррупции. Мир и довольство нам только снятся.
Какой же вывод можно сделать из представленного набора данных? Что эта двуногая тварь, без зазрения совести уделавшая всю планету, вполне заслуженно навлекла на себя такую участь?
Не получается у нас улучшаться. Дела идут – и будут идти – только хуже, пока не наступит некая окончательная катастрофа. Мы должны отделить по-настоящему просвещенных от подавляющего большинства. Это можно сделать лишь путем трансплантации лучших из нас и энергичнейшей работы – на Марсе и далее – для создания подлинной цивилизации. Трудности и лишения могут привести нас к более удовлетворенному и улучшенному человечеству».

И вот на Фарсидском нагорье встали шесть башен: Китайская, Западная, Руссовосточная, Сингатайская, Скандская и Зюйдамерская. Одни повыше да постройнее, другие покряжистее, в зависимости от уровня поддержки СУ. Между этими аванпостами человечества имелась сеть связей и, разумеется, определенная настороженность – последыш былой вражды. В наиболее тесных и дружеских отношениях состояли западники и китайцы.
Оставшиеся до́ма с таким же интересом разглядывали снимки застроенной Фарсиды, как и картинки Земли над лунным горизонтом в свое время – или вечно популярных котят с бантиками…

Profile

sandy_cat: (Default)
sandy_cat

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 78
9 1011 12 131415
1617 18 19 20 2122
2324 2526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 08:37 am
Powered by Dreamwidth Studios